Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
 
 
Батракова И.А. Русские студенты Гегеля Батракова И.А. Русские студенты Гегеля
Д.И.Чижевский в своей книге «Гегель в России» высказывает предположение, что уже русский шеллингианец Д.М.Велланский мог слушать в Йенском университете лекции приват-доцента Гегеля, признавая, правда, что непонятность лекций Гегеля и его известность в качестве последователя Шеллинга могли препятствовать этому интересу. «Символически значительной случайностью» Чижевский считает, что первым учеником Гегеля оказался в 1818 году русский офицер, эстляндский барон Борис фон Икскюль. Участник наполеоновских войн по завершении военной кампании стал студентом Гегеля в Гейдельбергском университете и его преданным учеником (даже жил некоторое время в его доме). Позже он вёл переписку с учителем и связал его с Ф.Баадером. К сожалению, его письма Гегелю не найдены, а письма Гегеля к нему сгорели в поместье Икскюля. Только одно из писем было опубликовано в 1843 году в «Исторической карманной книжке» Прутца. В нём Гегель высказывает Икскюлю свои соображения о роли России во всемирной истории, созвучные с теми, что развиты в его лекциях по философии истории. В этом письме к Икскюлю Гегель признаёт возможность для России иметь большое значение в ряду развития образов мировой истории благодаря своим размерам, своим природным богатствам и политическому могуществу. В то время как другие народы уже прошли кульминационный пункт своего развития и достигли стационарного состояния, «Россия же, возможно, уже самое могущественное государство среди остальных, несёт в своих недрах огромные возможности развития своей интенсивной природы». В конце 20-х годов в Берлинском университете появилось значительное число русских студентов. Многие из них были стипендиатами, посещавшими лекции в процессе подготовки к профессуре. По собственной инициативе приехали братья Киреевские. Иван Васильевич Киреевский, член кружка «любомудров», уже прошёл к этому времени школу отечественного шеллингианства. И.В.Киреевский слушал лекции Гегеля, начиная с февраля 1830 года и сначала был раздосадован манерой их чтения. Затем он познакомился с Гегелем, был очарован личностью философа и участвовал в домашних «гегелевских вечерах» наряду с его учениками. В своих письмах домой И.В.Киреевский описывает историю своего знакомства и общения с Гегелем: «Разговор был интересный, глубокий и, несмотря на то, очень свободный: так как для него глубокое сделалось естественным и лёгким. Каждому предмету разговора давал он невольно оборот ко всеобщности, всё намекало на целую систему новейшего мышления, мышления гегелевского. Можете представить, как широко и вместе тесно чувствовал я себя в это время» (14 марта 1830 г.) В дальнейшем Киреевский уезжает в Мюнхен, где беседует с Шеллингом и посещает его лекции. Его колебания между философией Гегеля и Шеллинга оканчиваются в пользу поздней философии последнего, поскольку она претендует связать знание и веру. Позже философия Гегеля будет трактоваться Киреевским в духе философии откровения Шеллинга как «отрицательная философия», философия «отвлеченного разума», завершающая развитие европейской философии и всего лишь предваряющая «положительную» и «живую русскую философию», из русской жизни вырастающую и основанную на вере. Одновременно с И.В.Киреевским в последние семестры преподавания Гегеля в Берлинском университете обучаются русские студенты-стипендиаты, готовящиеся к профессорской деятельности. Большинство из них изучали юриспруденцию и далее преподавали в отечественных университетах. Двое стали крупными учеными и мыслителями и могут быть отнесены к тем русским гегельянцам, которые оставили заметный след в распространении гегелевской философии в России - это П.Г.Редкин и К.А.Неволин. Петр Георгиевич Редкин (1808-1891) был товарищем Н.В.Гоголя по Нежинскому лицею. В 1829 году он был послан в Берлинский университет, где слушал лекции Гегеля, Савиньи и Ганса. С 1835 по 1848 г. он был профессором юридического факультета Московского университета, а в 1863-66 гг. – профессором Петербургского университета и пользовался уважением студентов. Несмотря на свойственный ему сухой схематизм в изложении философии права, он, по воспоминаниям К.Н.Бестужева-Рюмина, Т.Н.Грановского и Б.Н.Чичерина, сообщал своим слушателям философское воодушевление идеей служения правде и добру. Принадлежа к старшему поколению гегельянцев, он сотрудничал с кружком Н.В.Станкевича, а затем и кружком А.И.Герцена. В Московских салонах сороковых годов П.Г.Редкин был активным защитником гегелевской философии и спорщиком, отстаивая при этом мысль о возможности соединения философии Гегеля с православием. Научное значение имеет его статья о логике Гегеля, опубликованая в «Москвитянине» в 1841 г., но обстоятельный труд П.Г.Редкина, его семитомная история философии права, к сожалению, не был закончен. Ярким представителем русского гегельянства в университетской жизни был правовед Константин Алексеевич Неволин (1806-1855). Воспитанник Московской духовной академии, успевший поработать вместе со М.М.Сперанским, был послан в Берлин в 1829 г. В 1835 г. стал профессором, а затем ректором Киевского университета, с 1843 до 1855 г. преподавал в Петербурге. Его научной заслугой явилось двухтомное издание «Энциклопедии законоведения», первой системы права, сложившейся под непосредственным влиянием гегелевской философии права, в отличие от господствовавшей ранее традиции эмпиризма. Студенты, особенно киевские, высоко ценили своего преподавателя. Интересно, что профессор Дмитрий Львович Крюков (1809-1845), участник гегелевского кружка А.И.Герцена и частый посетитель философских салонов, в которых он спорил с А.С.Хомяковым и другими противниками Гегеля, попал в Берлин уже после смерти Гегеля - в 1832 году и застал свежие воспоминания о нём. Его блестящие лекции по классической филологии и древней истории, по свидетельству С.М.Соловьёва, опирались на гегелевские положения. Среди стипендиатов, обучавшихся в Берлине в 1829-34 годах, были также правоведы Алексей Благовещенский (1800-1835) и Василий Знаменский (1800-1835), успевшие опубликовать диссертации на родине, но рано умершие. Берлинским стипендиатом в 1831-34 годах был и Никита Иванович Крылов (1807-1879) – прекрасный преподаватель римского права, согласно воспоминаниям Ф.А.Кони, С.А.Муромцева, К.Н.Бестужева-Рюмина. Александр Алексеевич Федотов-Чеховский (1806-1892), обучавшийся в Берлине в 1831-1834 гг., стал замечательным ученым в области гражданского права, которое он преподавал в Киевском и Харьковском университетах. Савва Осипович Богородский (1804-1857), воспитанник Петербургской Духовной Академии, учился в Берлине с 1829 года и был профессором уголовного права в Киеве в 1835-57 годах. В своих лекциях и работах он давал философское освещение юридических вопросов. Петр Давыдовыч Калмыков (1806-1860), обучался в Берлине с 1830 года, преподавал в Петербурге философию права. Алексей Васильевич Куницин (1807-1883) учился в Берлине с 1831 года, был профессором в Харькове и Одессе. Сергей Иванович Баршев (1808-1821), бывший в Берлине с 1831 года, позже профессор уголовного права в Москве, и Сергей Николаевич Орнатский (1806-1884), слушавший Гегеля, Ганса и Савиньи, позже профессор в Киеве, Харькове и Москве, оставили по себе, по замечанию Д.И.Чижевского, не лучшие воспоминания. В целом можно сказать, что поколение берлинских стипендиатов 1829-1831 гг., без сомнения, донесло дух гегелевской философии до русских университетов, особенно до Московского и Киевского, способствуя тем самым развитию русской философской, научной и общественной мысли.

Батракова И.А.
 
 

Статьи 1 - 1 из 1
Начало | Пред. | 1 | След. | Конец Все